13:21 

нахуй так жить, котаны?

Журналист-искуствовед Настя, когда пишет о театре испытывает множественные катарсисы вплоть до дрожащих коленок. После чего надевает другую шляпу и уже редактор Анастасия безжалостно вычеркивает слова «дискурс», «палимпсест» и «симулякры».

Когда я пишу о происходящем, я потом тоже вычитываю и правлю. Сначала вычеркиваю все «хуй», «пизда», «ебаться», а потом меняю шляпу, задумчиво вожу глазами по тексту и добавляю обратно в большем количестве, но с другими суффиксами. Все потому что врать не умею.

Потом долго смотрю в пространство и прикуриваю сигарету от предыдущей.

Это не мы такие, это жизнь такая.

Как жизнь стала именно такой, это вообще вопрос философский, а что с этим делать – вполне прикладной.

«Мы выбирали из тех, кто поднял руки», - как говаривал Жванецкий. С этим тоже надо как-то справляться. Может что-то в механизме поднятия рук подправить? Ну может у кого поднимать некоторые руки немножко насильно. Или наоборот отрубать их кому?

Или вот другая дама, тоже приятная во всех отношениях, заявляет со всей категоричностью: «После меня все бабы скучными кажутся». Да после нас не только бабы, после нас и черти казаться начинают. И крестится не поможет.

Так что тут ничья. Травмируются обе стороны равносильно, как мне кажется. Я вообще все чаще в последнее время слышу мысль, что успех – это когда зарабатываешь достаточно, что бы позволить себе психиатра такого уровня, которого уже давно пора. А лучше двух. Потом они друг друга же лечить и будут.

- Я женщина, и значит я – богиня...
- Пизда ты с ушами! Старость встречать будешь с 20ью кошками!
- Так ты тоже. Только у меня хотя бы в отличие от тебя аллергии на кошек нет

Кто-то однажды сказал, что если твоя жизнь превращается в ебанное шапито, то нужно встать, умыться, надеть лучшее платье и встретиться с друзьями. И это, мол, есть единственный способ не тронуться умом. Что делать в случаях, когда твои друзья, в основном, и есть это ебанное шапито, тот мудрый человек почему-то не сказал. И на лучшее платье снова прольют водки и заблюют радугой.

Нет, я в общем-то не против веселья и увлекательности образа жизни, но не со смертельными же исходами. Я уже давно живу так, чтобы всем окружающим было смешно, но законы жанра неумолимы. Где смешней всего там же обычно и немножечко страшно. Совсем чуть-чуть, так что бы еще не до седины, но уже до обмороков.

Есть теория, что баба обязательно должна быть чем-то занята. Детями, работой, огородом, приготовлением четырехсотсемидясяти восьми видов плова. Если у бабы вдруг образуется незанятое время-пространство в жизни, она тут же начинает его заполнять наилютейшим пиздецом. Так появляются танцевальные мандала-туры в Гималаи на деньги мужа, комплекс мероприятий для пробуждения в себе богини, стервы, ведьмы, черта в ступе, оранжевые потолки с божьими коровками в ванной и прочие деструктивные наклонности.

Я думала эту мысль долго и продуктивно. Я тягала ее, как тяжелоатлет штангу. Носилась с ней, в общем, как дурак с махоркой. Я составила себе график на следующие полгода жизни, с люфтом между активностями по полчаса в неделю. Я думала, что если у меня не останется времени творить хуйню, но то хуйня самоустранится. Ага. Щазз. Талант-то он это. Его не пропьешь, хоть и неоднократно пытались. Хуйня находила прорехи в плотном расписании и подтачивала внешний слой адеквата как вода дамбу. Капля по капле, трещинка за трещинкой, пока не РВАНУЛО.

Иногда успевая выныривать и вытаскивать за волосы всех тех, кого по пути затопило потоком вот этого всего, я радостно и с полным удовлетворением заявляю миру: «Я тут честно не причем. Я правда пыталась. Хуйня неостановима. Учитесь плавать, господа.»

URL
   

мир как воля

главная